Консультации, помощь в решении налоговых проблем

Являются ли «прокладки» надёжной защитой от фирм-«однодневок»?

—  …Вот кабы мы сами воровали, а другим не давали, вот бы тогда другое дело.

— Тогда б вы вовсе жулики были.

— А теперь кто?

— А чёрт вас знает.

— То-то вот и оно-то.

— Без обозначенья остались…

Пантелеймон Романов, «Наследство» (1917).Медведев А.Н.,   член Научно-экспертного совета Палаты налоговых консультантов, к.э.н.

Медведева Т.В., генеральный директор ЗАО «Аудит БТ».

«Однодневка» — не правовое понятие.

Несмотря на то, что такого юридического понятия как фирма-«однодневка» не существует (о каких «однодневках» может серьёзно идти речь применительно к организациям, которые по два года не сдают отчётность!), этим устоявшимся термином, как правило, называют организации, которые в установленном порядке зарегистрированы в качестве юридических лиц,  однако при этом:

— учредителем значится либо умерший человек, либо лицо, волеизъявление  которого было фиктивным  (регистрация по утерянному или похищенному паспорту, по паспорту лица, отбывающего наказание, связанного с лишением свободы и т.п.);

— организация не находится по юридическому адресу, который, к тому же может быть адресом так называемой «массовой регистрации» (в постановлении ФАС Московского округа от 24 июля 2007 г. по делу № КА-А40/7173-07 приведён пример: по юридическому адресу г. Москва, ул. Дубнинская, 44а зарегистрировано свыше  2500 организаций);

— организация не платит налогов и не сдаёт отчётность, а если и сдаёт – то «нулевую»;

— осуществляемые хозяйственные операции имеют «бумажный» характер, поскольку не связаны с реальным производственным процессом и движением товарно-материальных ценностей.

Взаимоотношения с «фирмами-однодневками» чреваты не только налоговыми проблемами (отказ в вычете входного НДС и в уменьшении налогооблагаемой прибыли), но и уголовным, в первую очередь, —  для руководителя организации и для главного бухгалтера (при условии, что их умысел на совершение налогового преступления будет установлен – см. Определение ВС РФ  от 27 апреля 2006 г. по делу № 5-Д05-299).

Любопытно, что понятие «однодневки» используется лишь в одном постановлении Президиума ВАС РФ – от 20 ноября 2007 г. № 9893/07: Суды апелляционной и кассационной инстанций сочли правомерным отказ налогового органа предоставить налогоплательщику  налоговые вычеты по НДС по приобретенным товаров, поскольку договоры купли-продажи были заключены  с фирмами-«однодневками», не сдающими отчётность или сдающими отчётность, но с незначительными показателями.  Однако Президиум ВАС РФ отменил судебные решения, вернув дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Итак, можно сделать вывод, что  формальными признаками фирм-«однодневок» являются:

— регистрация по адресу «массовой» регистрации;

— регистрация на имя «массового» учредителя;

— документы на регистрацию подал «массовый» заявитель;

— организацию возглавляет «массовый» руководитель.

Одним из признаков фирм-«однодневок» является то, что её руководителем и подчас единственным сотрудником  значится лицо, которое не знает, да и не может знать о том, что является генеральным директором некоего ООО:

— «в отношении Д., выступающей по документам генеральным директором ООО «П», выявлено, что её образ жизни с ведением бизнеса не совместим» (Определение ВАС РФ от 7 июня 2007 г. №  3355/07);

— «со слов родственников Д., руководителем ООО «Л» не является и никогда не являлась, поскольку ведёт антиобщественный образ жизни и употребляет наркотические средства» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 июля 2007 г. по делу №  А19-18520/06-40-Ф02-4444/07);

— «руководитель ООО  со слов жены является алкоголиком и в течение десяти последних лет нигде не работает, неоднократно предоставлял за небольшую плату свои паспортные данные другим лицам и подписывал любые бумаги» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 августа 2007 г. по делу № А19-4309/07-24-Ф02-5643/07);

Так что налогоплательщикам необходимо быть разборчивыми при выборе контрагентов, и проверять не только реальность существования юридического лица, но и «образ жизни» их генеральных  директоров, особенно в тех случаях, когда  они являются единственными сотрудниками возглавляемых ими организаций и заключение договоров без личного контакта с ними  просто невозможно. При этом следует иметь в виду позицию, высказанную в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 марта 2007 г. по делу №  А19-19541/06-24-Ф02-1122/07):    «ссылка налоговой инспекции на то, что руководитель ООО  проходит курс лечения от алкоголизма, не опровергает то обстоятельство, что данное лицо являлось в рассматриваемом периоде руководителем организации«.

Вместо того, чтобы бороться доступными методами с фирмами-«однодневками», налоговые органы почему-то всю свою энергию направляют на налогоплательщиков, ставших невольными клиентами (покупателями, заказчиками) этих «однодневок».

Эта проблема ещё восемь (!) лет назад была затронута в Представлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации  от 26 июня 2000 г. №  37-7/3-2000 «Об устранении нарушений законности в налоговой сфере»:

— в результате нерасторопности налоговых органов ОАО «Квадро» практически с 1993 г. не платит налоги в бюджет;

— в …области третья часть состоящих на налоговом учете налогоплательщиков не сдает отчетность, четвертая часть предприятий не проверялась более трех лет;

— аналогичная ситуация складывается практически повсеместно, а налоговые органы на протяжении ряда лет фактически мирятся с этим и не принимают решительных мер по исправлению положения, привлечению недобросовестных налогоплательщиков к налоговой ответственности… В своей работе акцент делают, как правило, на предприятия, состоящие на учете и сдающие отчетность.

В 2008 году ситуация повторяется: налоговые органы ищут налоги «под фонарём» — там, где и так светло, остерегаясь заглядывать в тень, где под надёжной «крышей» недобросовестные налогоплательщики чувствуют себя пока вполне вольготно.

Должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов.

В п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №  53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» констатируется следующее:

«Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей».

При применении указанных разъяснений возникает вполне закономерный вопрос: В чём же заключается должная осмотрительность и осторожность?

Как показывает судебно-арбитражная практика, должная осмотрительность проявляется в наличии у покупателя следующих документов, полученных от поставщиков:

— учредительных документов поставщиков, свидетельств о постановке их на учёт в налоговом органе, свидетельств о государственной регистрации юридических лиц, уставов, паспортных данных руководителей поставщиков, уведомлений об отказе от освобождения от налогообложения налогом на добавленную стоимость, лицензий на осуществление деятельности по переработке и реализации лома чёрных металлов, справок из Единого государственного реестра предприятий и организаций об установлении идентификации с использованием общероссийских классификаторов, выписок из Единого государственного реестра юридических лиц  (см. Определение ВАС РФ от 1 октября 2007 г. №  11319/07);

копий учредительных документов поставщика первого уровня, копии протокола о намерениях с целью заключения договора на поставку пиломатериалов с поставщиком; копии свидетельства о постановке поставщика общества на учёт в налоговом органе (см. Определение ВАС РФ от 8 ноября 2007 г. № 14261/07).

Если же налогоплательщик не сможет логично объяснить, по каким критериям он выбрал контрагента по сделке и с кем именно общался лично из персонала организации-контрагента, то это будет расценено в качестве отсутствия должной осмотрительности при выборе контрагента по сделке и, как следствие, отказ в вычете входного НДС:

— в ходе налоговой проверки инспекцией было установлено, что данного поставщика налогоплательщик  нашёл по электронной почте, учредители, руководитель и бухгалтер ему неизвестны, все договоры он заключал с лицом, личность которого не установлена, заявки на поставку товара делал по телефону, оплату производил по реквизитам по письменной просьбе поставщика, расчёты векселями производились без всяких документов и актов. На основании указанных обстоятельств налоговым органом сделан вывод, что налогоплательщик действовал недобросовестно. Суды, согласившись с доводами налоговой инспекции,  пришли к выводу, что налогоплательщик не проявил должную степень заботливости и осмотрительности при осуществлении предпринимательской деятельности (см. постановление ФАС Уральского округа от 5 декабря 2006 г.  по делу № Ф09-10796/06-С2);

Несмотря на то, что законодательно и нормативно понятие «должной осмотрительности и осторожности» не установлено, приведём развёрнутую цитату из постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21 августа 2006 г. по делу №  Ф04-3446/2006(25284-А27-33):

Действительно, законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара в выставленных счетах-фактурах, договорах. Однако в связи с тем, что согласно Закону о бухгалтерском учёте одной из основных задач бухгалтерского учёта является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчётности — руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним — инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчётности, то, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Поскольку согласно статье 2 ГК РФ предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, то налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он в свою очередь претендует на право получения налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несёт риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

_____________________________________________________________________

Так что налогоплательщики, должным образом не воспользовавшиеся своим правом по проверке  контрагентов по сделкам, должны осознавать риски, вызванные своим бездействием!

«Прокладки» и «буферы».

Иногда «однодневки» прячутся за так называемые «буферные» организации («прокладки»): в этих случаях  организация-покупатель приобретает товары не у фирмы-«однодневки», а у фирмы-«прокладки», которая, в свою очередь, закупает товары непосредственно у фирм-«однодневок».  Указанную юридическую схему можно представить следующим образом:

_____________

!   Покупатель !

———————

!        /\

деньги !         !   товар

!          !

______\/_____!______________

!   Перепродавец (прокладка) !

__________________________

/                                / \

деньги                       товар

\/__________________!___________

!   Субпоставщики («однодневки») !

________________________________

В отличие от «однодневок», фирма-«прокладка» по юридическому адресу находится, зарегистрирована на реальное физическое лицо, налоги платит, но в минимальном размере, поскольку лишь пропускает через себя финансовые потоки: поэтому входной НДС практически равен выходному НДС.

Фирма-«прокладка», выступающая в хозяйственном обороте от своего имени, на самом деле может оказаться и посредником (см., в частности, постановление ФАС    Северо-Западного округа по делу от 21 ноября 2005 г. № А56-52665/04).

Вообще-то покупатель, приобретая товары у продавца, не обязан интересоваться субпоставщиками (поставщиками продавца) и проверять исполнение ими своих налоговых обязательств. На данное обстоятельство неоднократно было обращено внимание не только в Определении Конституционного Суда РФ от 16 октября 2003  г. № 329-О, но в решениях арбитражных судов различного уровня:

— суды пришли к правильным выводам о том, что заявитель не несет ответственность за действия или бездействие третьих лиц; единственным поставщиком заявителя является ООО «Ю-Х»; товар по количеству и наименованию полностью идентифицируется (совпадает с момента приобретения у ООО «Ю-Х» и до момента реализации на экспорт); доводы налогового органа относятся к субпоставщикам ООО «Ю-Х», с которыми заявитель не состоял в каких-либо финансово-хозяйственных взаимоотношениях (из постановления ФАС Московского округа от 9 апреля 2007 г. по делу №  КА-А40/2437-07);

— судом первой и апелляционной инстанции правомерно указано, что недобросовестность субпоставщиков третьего звена не может свидетельствовать о недобросовестности заявителя и служить основанием для отказа в возмещении НДС, поскольку налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет (из постановления ФАС Поволжского округа от  5 февраля 2008 г. по делу № А65-5564/07);

— ссылка налоговой инспекции на отсутствие информации об исчислении и уплате в бюджет налога субпоставщиком общества не может свидетельствовать о недобросовестности общества и служить основанием для отказа в возмещении НДС (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10 сентября 2007 г. по делу № Ф08-5882/2007-2197А).

Однако отечественная арбитражная практика знает примеры, когда покупатель, претендовавший на вычет входного НДС, нёс ответственность не только за своего поставщика, но и за поставщиков поставщика.

Вот лишь пример  из широко известных постановлений Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2005 г. № 9841/05, № 10048/05, № 10053/05 и №  10559/05:

ООО «Э-п» заключило экспортный контракт на поставку в США 1200 кг иттербия трехфтористого.

Поставщиком товара, приобретаемого ООО «Э-п», выступало ООО «П-т».

Производитель товара, впоследствии реализованного на экспорт (ООО «П-т»), заключил договор аренды производственного помещения и договоры поставки сырья за один день до заключения договора поставки экспортеру.

Поставщиками оборудования и химического сырья в адрес ООО  «П-т» для производства товара выступали общества с ограниченной ответственностью «И-н», «ЛС» и «ИТ».

Две из этих организаций зарегистрированы по несуществующим адресам, одна организация не находится по указанному ею адресу, одно и то же лицо – В-в А.Н. — является и генеральным директором, и главным бухгалтером в двух организациях, и учредителем четвертой организации (т.е. действует за пять лиц одновременно). Физические лица, в соответствии с учредительными документами числящиеся учредителями трех из названных организаций, в ходе проверки, проведенной налоговыми органами, отрицали свое отношение к соответствующим организациям и какую-либо связь с ними.

По данным налоговых органов, до начала работы по названным договорам, связанным с производством и поставкой товара, указанными организациями в налоговые органы представлялись «нулевые» декларации. После начала работы ни одна из них в налоговой отчетности не показывала реальной экономической выгоды и налог на добавленную стоимость в бюджет не уплачивала.

В итоге Президиум ВАС РФ констатировал:  представление полного пакета документов, соответствующих требованиям статьи 165 НК РФ, не влечет автоматического применения налоговой ставки 0 процентов и возмещения НДС. Это является лишь условием, подтверждающим факт реального экспорта и уплату НДС, в связи с чем при решении вопроса о применении налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок налоговым органом достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов, проверки предприятий — поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет в денежной форме.

В данном случае судами не была дана оценка совокупности взаимосвязанных доводов налогового органа о фиктивности хозяйственных операций, связанных с производством, поставкой и экспортом товара, и их документального оформления, в том числе о непрофильности экспортной операции для российского экспортера, произведенной не по месту осуществления им основной деятельности, использовании системы расчетов между российским экспортером и его поставщиками, направленной на уклонение от уплаты НДС, отсутствии разумной деловой цели заключаемых сделок, вовлечении в процесс производства и поставок химической продукции исключительно организаций, правомерность регистрации и реальность деятельности которых вызывают сомнения.

Вывод судов о том, что  действия осуществлялись третьими лицами и не могут служить доказательством недобросовестности экспортера, ошибочен – констатировал Президиум ВАС РФ.

**

Налоговые органы, взяв за образец приведенные выше выводы Президиума ВАС РФ, стали повсеместно предъявлять покупателям претензии, связанные не с поставщиками, а с поставщиками поставщиков, считая, что ими обнаружены схемы работы с «прокладками».

Рассмотрим два примера.

Пример: Приобретение авиационного топлива для заправки самолётов в аэропорту.

Вот пример из постановления Президиума ВАС РФ  от 5 декабря 2007 г. № 8351/07:

— налогоплательщик приобретал  топливо для заправки самолётов, в связи с чем и заявил налоговые вычеты входного НДС, однако в этом праве ему  налоговым органом было отказано по причине того, что поставщики поставщика по юридическим адресам не располагались, уплачивали минимальные налоги либо не сдавали налоговую отчетность, большая часть из них зарегистрирована по утерянным паспортам;

— обратившись в суд, налогоплательщик проиграл, при этом кассационная  инстанция указала, что налогоплательщиком  использовалась система расчетов между ним и поставщиками, направленная на уклонение от уплаты НДС, отсутствовала разумная деловая цель заключенных сделок, в процесс поставок товара вовлекались исключительно организации, правомерность регистрации и реальность деятельности которых вызывает сомнения;

Президиум ВАС РФ не согласился с судами.

Налогоплательщик  получал топливо по договору только с одним поставщиком — ЗАО «ДДС», образованным в 1996 году на базе службы горюче-смазочных материалов  производственного объединения гражданской авиации и имевшим все необходимые лицензии, сертификаты и разрешения. Названный поставщик владел на праве собственности или по договору аренды всеми топливными резервуарами на территории аэропорта, в которые топливо разных продавцов закачивалось по трубопроводу, смешиваясь между собой. Он же располагал лабораторией по контролю качества топлива, выдававшей паспорта и контрольные талоны качества топлива, обязательные при заправке самолетов.

Таким образом, названный поставщик и владелец инфраструктуры, с которым взаимодействовал налогоплательщик, был на территории аэропорта единственным, работал со всеми топливозаправочными компаниями и какой-либо возможности выбора иного поставщика у налогоплательщика не имелось.

ЗАО «ДДС», являясь крупной компанией, осуществлявшей производственную деятельность, сдавало налоговую отчетность по НДС.  Каких-либо претензий в адрес данного поставщика, являвшегося единственным для налогоплательщика и непосредственно имевшим дело с юридическими лицами, регистрация и существование которых вызвали сомнение, инспекция ни по результатам камеральной проверки, ни в ходе рассмотрения дела в суде не приводила.

Учитывая, что добросовестность ЗАО «ДДС» сомнению не подвергалась, Президиум ВАС РФ не  согласился с выводом о недобросовестности налогоплательщика, который вынужденно имел дело только с этим поставщиком и совершал с ним реальные хозяйственные операции, связанные с закупкой авиатоплива.

В отличие от ЗАО «ДДС» и фирм-«однодневок», имевших счета в одном коммерческом банке, налогоплательщик обслуживался  в другом коммерческом банке и не мог использовать систему расчетов, направленную на уклонение от уплаты НДС  посредниками его поставщика.

Тем не менее,  налоговые органы продолжают предъявлять аналогичные претензии данному налогоплательщику.

Так, например, в постановлении ФАС Московского округа от 14 января 2008 г. № КА-А40/6113-07 по делу № А40-60023/06-127-298 констатируется:

Поскольку представленные налоговым органом документы касательно операций и взаимоотношений третьих лиц, с которыми налогоплательщик  не является взаимозависимым лицом и не совершал каких-либо операций, не относятся к вопросу о необоснованном возникновении налоговой выгоды у данного налогоплательщика, а со стороны налогового органа отсутствуют налоговые претензии к поставщику налогоплательщика — ЗАО «ДДС», отразившему надлежащим образом в налоговой отчетности полученные от покупателя суммы НДС.

Суд пришел к выводу, что из представленных в материалы дела документов не усматривается, что покупатель  находился  в сговоре с ЗАО «ДДС» и его контрагентами, участвовал самостоятельно или совместно со своим поставщиком в воздании фирм-посредников, не уплачивающих налоги, чем обеспечивал необоснованное получение налоговой экономии от реализации авиационного топлива.. Топливо поставлялось трубопроводным транспортом, что предполагает его смешение в различных поставках в процессе транспортировки, тем самым исключает возможность установления производителя доставленного в аэропорт  топлива. В данном случае ЗАО «ДДС» является известной компанией, имеет необходимое оборудование, в том числе лабораторию для проверки качества топлива, необходимые правоустанавливающие документы (свидетельства), что опровергает довод налогового органа о неосмотрительности налогоплательщика при выборе контрагента.

Доказательств того, что покупатель на стадии заключения договора с ЗАО «ДДС» на поставку авиатоплива был осведомлён о том, что указанная компания признана недобросовестной, уклоняется от уплаты налогов или участвует в схемах по получению незаконной налоговой экономии, налоговым органом не представлено, как не представлено и надлежащих доказательств отсутствия реальности хозяйственных операций, деловой цели и положительного экономического результата без учета заявляемого организацией налогового вычета.

При этом суд принял во внимание, что покупатель, как только ему стало известно о возможных нарушениях контрагентами поставщика — ЗАО «ДДС» положений налогового законодательства, скорректировал свою хозяйственную деятельность, заключив вместо договора купли-продажи договор на хранение авиатоплива в резервуарах ЗАО «ДДС».

Пример: Приобретение бутылок для розлива пива.

Определенные налоговые проблемы возникли у известной пивоваренной компании, которая, по мнению налоговиков, также работала через фирму-«прокладку», приобретая через неё бутылки, по которым субпоставщики НДС в бюджет не уплачивали.

Налоговый спор был рассмотрен в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12 февраля 2007 г. по делу № А56-20721/2006 по следующим претензиям:

1) Обналичивание через третий уровень.

— налоговый орган ссылался на то, что на уровне третьего — четвертого звена происходило обналичивание денежных средств; налоговый орган полагал, что именно этими наличными денежными средствами общество оплачивало оказание транспортных услуг непосредственно водителям;

— кассационная коллегия обратила  внимание на то, что передача наличных денежных средств неустановленными лицами водителям не свидетельствует о том, что эта оплата произведена именно ОАО; кроме того, даже если бы это обстоятельство и имело место, оно не может служить основанием для вывода об отсутствии у общества каких бы то ни было расходов по оплате транспортных услуг.

2) Формальный документооборот.

— налоговый орган указал, что общество «представляло в налоговый орган первичные документы, содержавшие недостоверную информацию, целенаправленно создавая формальный документооборот, лишенный реальных экономических оснований»;

— однако первичные документы, представленные ОАО, свидетельствуют о том, что транспортные услуги обществу реально оказаны, товары поставлены и использованы им при производстве продукции;

3) Видимость договорных взаимоотношений.

— налоговый орган полагал, что общество создавало формальную видимость договорных взаимоотношений между рядом фирм, используя подставных лиц и «организации-однодневки»;

— однако суд указал на недопустимость возложения на общество ответственности за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками. Инспекцией не представлены доказательства содействия ОАО  в лице его должностных лиц в заключении сделок между поставщиками общества и третьими организациями в целях ухода от налогообложения. Доказательства наличия какой-либо связи между обществом и организациями третьего — четвертого звена инспекцией не представлены.

При этом суд кассационной инстанции обратил  особое внимание на то, что инспекция ссылается на недобросовестность поставщиков поставщика, то есть поставщиков третьего звена, и не представляет каких-либо доказательств недобросовестности самого поставщика.

В итоге налогоплательщик отбился от претензий налогового органа.

Тогда налоговый спор инициировал налоговый орган по месту нахождения поставщика, который, по мнению налоговиков, являлся «прокладкой», непосредственно контактировавший с фирмами-«однодневками».

В результате и поставщик отбился от претензий налогового органа, что отражено в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 3 мая 2007 г. по делу №  А56-26834/2006:

Счета-фактуры от имени поставщиков подписаны лицами, которые, как установил суд на основании данных государственного реестра юридических лиц, являются руководителями данных организаций.

То обстоятельство, что руководители поставщиков отрицают свою причастность к деятельности данных организаций, обоснованно не принято судом во внимание, поскольку объяснения данных лиц получены с нарушением положений ст. 90 НК РФ, что не позволяет в соответствии со статьей 68 АПК РФ признать их допустимыми доказательствами; показания руководителей не подтверждались, в том числе и посредством проведения почерковедческих экспертиз.

Суды  указали на то, что налоговым законодательством Российской Федерации не предусмотрена ответственность налогоплательщика за неправомерные действия его контрагентов, в том числе за отсутствие их по юридическим адресам и неуплату ими в бюджет сумм НДС, полученных от заявителя.

Таким образом, налоговая инспекция должна была представить сведения, бесспорно подтверждающие, что действия налогоплательщика не имели экономического обоснования, направлены исключительно на искусственное создание условий для возмещения налога из бюджета и, следовательно, являются недобросовестными.

При этом всеми судами установлена реальность понесенных налогоплательщиком расходов на приобретение товаров.

Налоговым органом не представлены доказательства наличия в действиях налогоплательщика и его контрагентов согласованности, направленной на незаконное изъятие из бюджета сумм налога на добавленную стоимость при совершении сделок. Ведение налогоплательщиком предпринимательской деятельности налоговая инспекция не оспаривает.

Выводы:

Налогоплательщик может нести ответственность за своих непосредственных контрагентов,  которые не уплачивают налоги, если при их выборе не проявил должной осмотрительности и осторожности.

Отвечать же за субпоставщиков (поставщиков поставщика) налогоплательщик будет только в том случае, если в суде будет доказано, что налогоплательщик участвовал в многоуровневой схеме, направленной на уход от налогов.

Использование же различных поставщиков даже однотипного товара может быть вполне логично  объяснено следующими особенности снабженческой политики:

— плановые поставки осуществляются крупным поставщиком дискретно: 1, 10 и 20 числа каждого месяца оптовыми партиями товара (вагонами) – данные поставки обеспечивают плановую  загрузку производства;

— при возникновении оперативной потребности в товарах в промежутках  между плановыми поставками неизбежно обращение к мелким поставщикам, которые замещают временно отсутствующие товарные позиции.

В любом случае налогоплательщик должен иметь убедительные аргументы, на основании которых он выбрал конкретного поставщика, предпочтя его другим. Однако даже  вполне убедительные аргументы могут быть сведены на нет тем обстоятельством, что налогоплательщику не могло не быть известно о налоговых нарушениях, допущенных контрагентом, поскольку по аналогичным основаниям ему уже было отказано в налоговом вычете НДС в предыдущих налоговых периодах (см., в частности, постановление Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2006 г. № 9687/06).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий